00:24 

"Заклинание". Ещё одна "искра".

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Был в ариалльском сообществе пост от Kyora J.Lee про стишки, которые она придумала в детстве. Вот они:

Черная, черная ночь,
Черная, черная земля,
Черный, черный туннель,
черные, черные рельсы,
По которым едет черный, черный поезд,
Огни его горят адским пламенем,
сжигают всякого, кто станет на его пути

Во-первых, я попробовал это перевести :

Хэттами-и хэттами Ирха,
Хэттами-и хэттами тьорн,
Хэттами-и хэттами айхо,
Хэттанайрэ-и хэттанайрэ вэйлин,
Мэтэ ин-канньон сьиритэ Хэттана Рейли.
Мойхариар им хёссэ-ни митийорин,
Мойхариар вэй-кьясснэт аль-онни им хёссэ-ни кьорэ.


С первыми четырьмя строчками всё плюс-минус понятно, а вот дальше мне пришлось поискать и поинтуичить нужные грамматические формы. И за одним старым блокнотом слазить, ага.

Ин-канньо (эр.х. Ин-каннье) - который, тот, что... (мэтэ - предлог, как все понимают).

Мойхариар - у Детей Ночи нет понятия об адском пламени в более-менее буквальном смысле. Зато есть вот это самое слово, которое в свою очередь трудно прямо перевести на русский. Мойхариар - это что-то вроде "дыхания бездны", истечения некой недоброй силы. Мойхариар может обжечь, может даже искалечить того, кто не сумел защититься и\или удрать. Это дыхание недобрых сианаров, например, энергетика, которую, раз почувствовав, не спутаешь уже ни с чем. Чёрные Поезда, кстати, умеют это источать, если захотят.

Заодно осознал таки (И добавил в будущую таблицу) форму глагола в будущем времени. Вэй-кьясснэт - уничтожит, как вэй-сьирэт - поедет, вэй-хаитэт - разбудит, вэй-арьет - объединит вэй-митириэт - обратится и т. д.


=====================

А заодно - вот. Микрорассказик страшный. Про людей для разнообразия. В смысле - про нормальных человеческих людей.


- Черная, черная ночь,
Черная, черная земля,
Черный, черный туннель,
Черные, черные рельсы... - начал Дарэн, нараспев и с подвыванием, призванным придавать его голосу внушительную, как в фильмах, зловещесть.
- А может, всё-таки не надо? - зябко передёрнув плечами спросила Викки, - И так как-то не по себе в этаком-то месте...
- А если не надо, то тебя вообще-то сюда никто не звал! - цыкнул на одноклассницу Дарэн, - Правильно говорят: всё девчёнки трусы!
- Тогда уж не трусы, а трусихи, - поправил приятеля заучка Аркит, - Но по сути правильно.
В следующие несколько минут Викки пришлось выслушать о себе более, чем достаточно. И то, что её действительно сюда никто не звал, сама напросилась, страшной клятвой поклявшись, что пищать не будет. Что походы в заброшенную больницу на поиски приключений, да ещё с перспективой к вечерним Сиренам опоздать и ночевать у костра - это занятие для настоящих людей, читай: для мальчишек, а девчёнки пусть дома сидят - телевизор смотрят про любовь с соплями в сахаре. Что если кто-то в свои почти тринадцать лет в сказки верит, то это уже диагноз. Что...
В общем, Викки плюнула, зло прошипела всем обвинителям сразу чтобы их тот-самый-трамвай переехал и со старательнейшим равнодушием отошла к дальней стене читать граффити, оставленные предыдущими искателями приключений. Не забывая, впрочем, искоса поглядывать в сторону мальчишек - а вдруг кто надумает, паче чаянья, извиниться и обратно к огню позвать.
Только Тарно ничего не сказал. Впрочем, он вообще мало теперь говорил, после того, как его мама... Только по делу и будто нехотя. Тарно вообще жил как-то как за стенкой стеклянной от всех остальных. Ещё бы!
Викки представила себе, что это была не тарнина, а её собственная мама, зябко вздрогнула и строго-настрого запретила себе даже на секунду впредь о таком задумываться.
Зря она вообще на эту заброшку пошла. В самом деле - сидела бы дома, выспалась бы перед завтрашней контрольной по-человечески. Нет же - попёрлась, надо ведь было крутость свою показать! А теперь не сбежишь уже - оборжут так, что останется только в школьном сортире удавиться...
Странно даже, что Тарно тоже пошёл. Он же с Того Самого дня никуда, кроме уроков и прочего "по делам" не ходил, а тут пошёл. Может, очухиваться начал уже, полгода прошло как-никак? Хорошо бы, а то его жалко. Только как-то он не полностью, наверно, очухался. Пойти пошёл, но так, как к врачу на прививку ходят, а не за приключениями. Все остальные радостно трепались, бегали по замусоренным лестницам туда-сюда, супергероев изображали, вон, теперь, когда костёр развели, страшные легенды затеяли рассказывать (И ведь хорошо рассказывали, реально напугали немножко), а Тарно всё тишком да молчком и морда скучающая. Будто не в заброшке находится, а в музее каком-нибудь. Очередной чьей-нибудь великой победы.
Кстати, он оживился почему-то немножко именно тогда, когда Дарэн начал свою байку рассказывать. Про то, что, якобы, ездит в тёмное время суток по Городу обалденной красоты чёрный поезд. Без водителя, сам ездит.И умеет тот поезд исполнять желания, но не все, а только какие сам захочет. Но если исполняет - то потом на человеке всю жизнь проклятие. И главное - он, Дарэн, крутышка такая, знает слова, которыми этот поезд вызывать, ага.
Вот на этом моменте у Тарно в глазах такой блеск появился... Нетерпеливый. Нет, идея попробовать сразу во всех головах возникла, кроме виккиной. Она никого вызывать не хотела, не потому даже, что испугалась (Хотя, если честно, совсем немножечко испугалась), а просто нет удовольствия никакого в том, чтобы наблюдать, как люди глупостью занимаются, из которой, конечно же, ничегошеньки не выйдет, хотя рельсы под окном есть какие-то. А Тарно на Дарэна смотрел как-то... Особенно как-то смотрел. Будто верил. в самом деле, что ли. Все хмыкали, шуточи отпускали. а он смотрел. Он и до сих пор на Дарэна смотрел, странно. Может, действительно,хоть самую капельку верил? Над ним-то смеяться не будут тому, у кого мама умерла и не такое можно...
- Хватит трепаться, идиоты! - потерял Дарэн терпение, - Мешаете же я слова спутаю. И никакого прикола не будет!
- А его и так не будет, - хохотнул толстяк Уфанд, - Тоже мне - великий чёрный маг Дарэн Доморощенный!
- Заткнись, жирофабрика! - рявкнул неожиданно для всех Тарно, - В самом деле мешаешь!
Дарэн, явно, такой тарниной реации поразился больше, чем если бы сейчас под окном появилось целое депо чёрных поездов, причём без заклинания. И, не иначе как от удивления, все нужные слова он произнёс без всяких ужимок и подвываний:

Черная, черная ночь,
Черная, черная земля,
Черный, черный туннель,
Черные, черные рельсы,
По которым едет черный, черный поезд,
Огни его горят адским пламенем,
Сжигают всякого, кто встанет на его пути.

А Тарно на него смотрел. Так смотрел... И почему-то лицо у него было, как в самом деле из кино. А в кино такие лица у героев бывают, когда они по сценарию должны что-нибудь сказать насчёт того, что мир обречён и все сейчас умрут. Викки вспомнилось красивое словечко из какой-то давней книги - "пророческое". Вот, пророческое лицо сейчас у Тарно было.
А ещё почему-то вдруг стало холодно. Не очень, а немножко. Как бывает, если ветер обдул, поднятый мчащимся составом... Составом??? В помещении??? Викки невыносимо, просто до судорог, захотелось заорать, но она до боли сжала зубы и кулаки и сдержалась. Потому что, похоже, ветер от состава ей одной примерещился. Всё-таки девочки от природы, наверное впечатлительнее, пацаны вот Дарэна стебут во все корки...
Викки окончательно совладала с собой, успокоила дыхание и поискала взглядом Тарно. Тот совершенно спокойно, сосредоточенно шёл к выходу, к лестнице, ведущей вниз на улицу к рельсам.
Почему-то девочка сразу чётко и ясно поняла, что ничего плохого... нет - не так! - ничего неправильного не происходит, так и должно быть.
Просто её одноклассник Тарно Уфрад идёт догонять Чёрный Поезд.
Потому что в кабине машиниста сидит его мама.

@темы: Мистика., Люди., Тексты., Своё.

Комментарии
2015-05-25 в 07:06 

Ассиди
"Наилучшие пожелания от нелюбителей руссероба", - сказал Робб Старк, пронзая мечом сердце Русе Болтона.
Здорово!

     

Ахнэтхана-ни Ариалль-мёирэннэ

главная